jar_ohty: (Default)


В воскресенье на даче еще так было. Теперь, конечно, тает вовсю...
jar_ohty: (Default)
 В очередной раз прозвучало на "Ухе Москвы" заявление одной журналистки-блогерши, что с людьми, не подписывающимися реальными (читай, по паспорту) именами, она в интернете не общается. Мол, они все хамят, оскорбляют и гадят, а человек, предъявивший паспорт, будет культурным, чтобы не замарать свое доброе имя. 
На мой взгляд, культурный и вежливый человек будет культурным и вежливым везде (если его не выводить из себя). А некультурный матерщинник под реальным именем -- ну, разве что будет стараться не превышать пределов, заданных уголовным кодексом. Но не в этом суть.
Вы, борцы за то, чтобы все в интернете назывались реальными именами и предъявляли сканы паспортов -- уверены, что хотите, чтобы ваше начальство читало все, что вы когда-либо написали в Сети? Что они должны знать обо всех ваших увлечениях, отношении к религии, о том, за какую команду вы болеете, как относитесь к проекту "Сколково", корпоративному и общероссийскому дресс-коду и "оранжевой революции"? К сожалению, все это, совершенно, казалось бы, не относящееся к трудовым обязанностям, может стать причиной проблем, вплоть до увольнения. И при устройстве на работу это все постараются выяснить. Лично я не хочу упрощать им это делать.
А что касается "доброго имени" -- так мне и ник марать и чернить неохота. 
jar_ohty: (Default)
Сейчас в ЖЖ наблюдается какая-то вирусная атака. У людей появляются посты с кнопкой и предложением ее нажать. После нажатия такие посты появляются и у нажавшего. НЕ НАЖИМАЙТЕ НА КНОПКИ! Если нажали -- закройте браузер, после чего зайдите с "чистого" компьютера и поменяйте пароль, а ЖЖ почистьте. После этого перезагрузите компьютер, удалите кеши всех браузеров и запустите антивирусную проверку.
Атаке подвержены и компьютеры под линуксом и макосью (запускается код под браузером)! Будьте внимательны.
jar_ohty: (Default)

Некоторое время назад у меня сломался ноутбук. Вернее, Asus Eee-PC 900 с домашним прозвищем "Яшка" (и таким же хостнеймом).
Сначала его залили чаем со стороны клавиатуры, но клавиатура выдержала. Китайский аналог родной оказался в отличие от последнего водостойким, "бутерброд" из пленок был тщательно проклеен по периметру и между пленок ни капли не попало. А снаружи все высохло. Внутрь, как показала разборка, тоже ничего не попало, намок только тачпад (и тоже не пострадал от этого). После разборки, просушки и попутной чистки от пыли -- Яшка заработал.
Но через какое-то время клавиатура отказала. Сначала стала нечетко работать одна из кнопок передвижения курсора. Потом еще несколько кнопок стали иногда выдавать не те буквы. И наконец, вся клавиатура совсем перестала работать. Лишь некоторые кнопки при нажатии выдавали случайные символы. Впрочем, иногда она вдруг начинала нормально работать. Но ненадолго. Придется покупать новую клавиатуру...
Но нет, я ее проверил на аналогичном нетбуке и она нормально работала. Да и разборка показала как раз то, что она практически герметична и ни капли воды не попало в контакты. Другая клавиатура, разумеется, на моем Яшке также не работала. И я пришел к выводу -- виновата материнская плата (то-ли вода попала под BGA-шный корпус, в котором в числе прочего скрывается и контроллер клавиатуры и я ее там не вижу, то-ли статика при сборке-разборке...). И вчера купил на "Молотке" материнскую плату, вынутую из аналогичного бука.
Как же. Клавиатура вообще не подает признаков жизни, и не дает возможности войти в Setup (КМОП-память слетела...). Потом таки загрузил систему (там винда была), и оказалось, что не работает тачпад. А так все в порядке -- с внешними клавиатурой и мышкой. Я было подумал, что продали неисправную материнку. Да нет -- вернул старую, и у нее тоже не работает ни клавиатура, ни мышь. И -- да, когда разбирал, из корпуса выпала стоечка от дна, в которую снаружи заворачивают винтик, и на которую опирается материнская плата. Слева от тачпада. Ну ладно, ну не может же от этого не работать?! Впрочем, дно у Яшки металлизированное, стоечка тоже. Хотя, конечно, маловероятно.
Но все-таки разобрал снова. Скатал шарик из фольги и заложил его в дырочку от стойки, чтобы она контактировала с металлизацией на дне, и с "земляной" контактной площадкой вокруг крепежного отверстия. Собрал.
Работает!
Отсюда вывод: мы столкнулись с типичным проявлением феномена под названием "глючит корпус". Правда, с рациональным объяснением.
Позвонил хозяину материнской платы, он согласен забрать ее и вернуть деньги, раз такое дело. А мне придется искать корпус от белого Eee-900 или дно от него. Потому что шарик долго не протянет.А происхождение повреждения, по-видимому -- от удара. На Яшку на даче, уже после купания в чае, уронили трубу от карниза. Я еще порадовался, что повезло -- не попало в экран. Нет, таки не повезло.

к.х.н.

Jan. 12th, 2011 11:30 pm
jar_ohty: (Default)
Защитился...
jar_ohty: (Default)

Что-то очень печальное есть в этой мысли простой,
Что любому из дней можно клеить ярлык "Без возврата".
Что друзьям расходящимся незачем крикнуть "Постой!",
Что расстаться на год - это проще, чем думал когда-то.

Можно возраст винить, можно трещину где-то в душе
Попытаться найти, можно просто на жизнь рассердиться.
Но к любому "давно" прибавляя привычно "уже",
Мы в метро и на улицах ищем знакомые лица.

[profile] a_trofimov 


jar_ohty: (Default)
Метель ревет, как седой исполин,
Вторые сутки не утихая,
Ревет как пятьсот самолетных турбин,
И нет ей, проклятой, конца и края!

Пляшет огромным белым костром,
Глушит моторы и гасит фары.
В замяти снежной аэродром,
Служебные здания и ангары.

В прокуренной комнате тусклый свет,
Вторые сутки не спит радист,
Он ловит, он слушает треск и свист,
Все ждут напряженно: жив или нет?

Радист кивает: - Пока еще да,
Но боль ему не дает распрямиться.
А он еще шутит: мол, вот беда -
Левая плоскость моя никуда!
Скорее всего, перелом ключицы...

Где-то буран, ни огня, ни звезды
Над местом аварии самолета.
Лишь снег заметает обломков следы
Да замерзающего пилота.

Ищут тракторы день и ночь,
Да только впустую. До слез обидно.
Разве найти тут, разве помочь -
Руки в полуметре от фар не видно?

А он понимает, а он и не ждет,
Лежа в ложбинке, что станет гробом.
Трактор если даже придет,
То все равно в двух шагах пройдет
И не заметит его под сугробом.

Сейчас любая зазря операция.
И все-таки жизнь покуда слышна.
Слышна, ведь его портативная рация
Чудом каким-то, но спасена.

Встать бы, но боль обжигает бок,
Теплой крови полон сапог,
Она, остывая, смерзается в лед,
Снег набивается в нос и рот.

Что перебито? Понять нельзя,
Но только не двинуться, не шагнуть!
Вот и окончен, видать, твой путь!
А где-то сынишка, жена, друзья...

Где-то комната, свет, тепло...
Не надо об этом! В глазах темнеет...
Снегом, наверно, на метр замело.
Тело сонливо деревенеет...

А в шлемофоне звучат слова:
- Алло! Ты слышишь? Держись, дружище! -
Тупо кружится голова...
- Алло! Мужайся! Тебя разыщут!.. -

Мужайся? Да что он, пацан или трус?!
В каких ведь бывал переделках грозных.
- Спасибо... Вас понял... Пока держусь! -
А про себя добавляет: "Боюсь,
Что будет все, кажется, слишком поздно..."

Совсем чугунная голова.
Кончаются в рации батареи.
Их хватит еще на час или два.
Как бревна руки... спина немеет...

- Алло!- это, кажется, генерал.
- Держитесь, родной, вас найдут, откопают...-
Странно: слова звенят, как кристалл,
Бьются, стучат, как в броню металл,
А в мозг остывший почти не влетают...

Чтоб стать вдруг счастливейшим на земле,
Как мало, наверное, необходимо:
Замерзнув вконец, оказаться в тепле,
Где доброе слово да чай на столе,
Спирта глоток да затяжка дыма...

Опять в шлемофоне шуршит тишина.
Потом сквозь метельное завыванье:
- Алло! Здесь в рубке твоя жена!
Сейчас ты услышишь ее. Вниманье! -

С минуту гуденье тугой волны,
Какие-то шорохи, трески, писки,
И вдруг далекий голос жены,
До боли знакомый, до жути близкий!

- Не знаю, что делать и что сказать.
Милый, ты сам ведь отлично знаешь,
Что, если даже совсем замерзаешь,
Надо выдержать, устоять! -

Хорошая, светлая, дорогая!
Ну как объяснить ей в конце концов,
Что он не нарочно же здесь погибает,
Что боль даже слабо вздохнуть мешает
И правде надо смотреть в лицо.

- Послушай! Синоптики дали ответ:
Буран окончится через сутки.
Продержишься? Да?
- К сожалению, нет...
- Как нет? Да ты не в своем рассудке! -

Увы, все глуше звучат слова.
Развязка, вот она - как ни тяжко.
Живет еще только одна голова,
А тело - остывшая деревяшка.

А голос кричит: - Ты слышишь, ты слышишь?!
Держись! Часов через пять рассвет.
Ведь ты же живешь еще! Ты же дышишь?!
Ну есть ли хоть шанс?
- К сожалению, нет... -

Ни звука. Молчанье. Наверно, плачет.
Как трудно последний привет послать!
И вдруг: - Раз так, я должна сказать! -
Голос резкий, нельзя узнать.
Странно. Что это может значить?

- Поверь, мне горько тебе говорить.
Еще вчера я б от страха скрыла.
Но раз ты сказал, что тебе не дожить,
То лучше, чтоб после себя не корить,
Сказать тебе коротко все, что было.

Знай же, что я дрянная жена
И стою любого худого слова.
Я вот уже год тебе неверна
И вот уже год, как люблю другого!

О, как я страдала, встречая пламя
Твоих горячих восточных глаз. -
Он молча слушал ее рассказ,
Слушал, может, в последний раз,
Сухую былинку зажав зубами.

- Вот так целый год я лгала, скрывала,
Но это от страха, а не со зла.
- Скажи мне имя!..-
Она помолчала,
Потом, как ударив, имя сказала,
Лучшего друга его назвала!

Затем добавила торопливо:
- Мы улетаем на днях на юг.
Здесь трудно нам было бы жить счастливо.
Быть может, все это не так красиво,
Но он не совсем уж бесчестный друг.

Он просто не смел бы, не мог, как и я,
Выдержать, встретясь с твоими глазами.
За сына не бойся. Он едет с нами.
Теперь все заново: жизнь и семья.

Прости, не ко времени эти слова.
Но больше не будет иного времени. -
Он слушает молча. Горит голова...
И словно бы молот стучит по темени...

- Как жаль, что тебе ничем не поможешь!
Судьба перепутала все пути.
Прощай! Не сердись и прости, если можешь!
За подлость и радость мою прости! -

Полгода прошло или полчаса?
Наверно, кончились батареи.
Все дальше, все тише шумы... голоса...
Лишь сердце стучит все сильней и сильнее!

Оно грохочет и бьет в виски!
Оно полыхает огнем и ядом.
Оно разрывается на куски!
Что больше в нем: ярости или тоски?
Взвешивать поздно, да и не надо!

Обида волной заливает кровь.
Перед глазами сплошной туман.
Где дружба на свете и где любовь?
Их нету! И ветер как эхо вновь:
Их нету! Все подлость и все обман!

Ему в снегу суждено подыхать,
Как псу, коченея под стоны вьюги,
Чтоб два предателя там, на юге,
Со смехом бутылку открыв на досуге,
Могли поминки по нем справлять?!

Они совсем затиранят мальца
И будут усердствовать до конца,
Чтоб вбить ему в голову имя другого
И вырвать из памяти имя отца!

И все-таки светлая вера дана
Душонке трехлетнего пацана.
Сын слушает гул самолетов и ждет.
А он замерзает, а он не придет!

Сердце грохочет, стучит в виски,
Взведенное, словно курок нагана.
От нежности, ярости и тоски
Оно разрывается на куски.
А все-таки рано сдаваться, рано!

Эх, силы! Откуда вас взять, откуда?
Но тут ведь на карту не жизнь, а честь!
Чудо? Вы скажете, нужно чудо?
Так пусть же! Считайте, что чудо есть!

Надо любою ценой подняться
И, всем существом устремясь вперед,
Грудью от мерзлой земли оторваться,
Как самолет, что не хочет сдаваться,
А сбитый, снова идет на взлет!

Боль подступает такая, что кажется,
Замертво рухнешь в сугроб ничком!
И все-таки он, хрипя, поднимается.
Чудо, как видите, совершается!
Впрочем, о чуде потом, потом...

Швыряет буран ледяную соль,
Но тело горит, будто жарким летом,
Сердце колотится в горле где-то,
Багровая ярость да черная боль!

Вдали сквозь дикую карусель
Глаза мальчишки, что верно ждут,
Они большие, во всю метель,
Они, как компас, его ведут!

- Не выйдет! Неправда, не пропаду! -
Он жив. Он двигается, ползет!
Встает, качается на ходу,
Падает снова и вновь встает...

II


К полудню буран захирел и сдал.
Упал и рассыпался вдруг на части.
Упал, будто срезанный наповал,
Выпустив солнце из белой пасти.

Он сдал в предчувствии скорой весны,
Оставив после ночной операции
На чахлых кустах клочки седины,
Как белые флаги капитуляции.

Идет на бреющем вертолет,
Ломая безмолвие тишины.
Шестой разворот, седьмой разворот,
Он ищет... ищет... и вот, и вот -
Темная точка средь белизны!

Скорее! От рева земля тряслась.
Скорее! Ну что там: зверь? Человек?
Точка качнулась, приподнялась
И рухнула снова в глубокий снег...

Все ближе, все ниже... Довольно! Стоп!
Ровно и плавно гудят машины.
И первой без лесенки прямо в сугроб
Метнулась женщина из кабины!

Припала к мужу: - Ты жив, ты жив!
Я знала... Все будет так, не иначе!.. -
И, шею бережно обхватив,
Что-то шептала, смеясь и плача.

Дрожа, целовала, как в полусне,
Замерзшие руки, лицо и губы.
А он еле слышно, с трудом, сквозь зубы:
- Не смей... Ты сама же сказала мне..

- Молчи! Не надо! Все бред, все бред!
Какой же меркой меня ты мерил?
Как мог ты верить?! А впрочем, нет,
Какое счастье, что ты поверил!

Я знала, я знала характер твой!
Все рушилось, гибло... хоть вой, хоть реви!
И нужен был шанс, последний, любой!
А ненависть может гореть порой
Даже сильней любви!

И вот говорю, а сама трясусь,
Играю какого-то подлеца.
И все боюсь, что сейчас сорвусь,
Что-нибудь выкрикну, разревусь,
Не выдержав до конца!

Прости же за горечь, любимый мой!
Всю жизнь за один, за один твой взгляд,
Да я, как дура, пойду за тобой,
Хоть к черту! Хоть в пекло! Хоть в самый ад! -

И были такими глаза ее,
Глаза, что любили и тосковали,
Таким они светом сейчас сияли,
Что он посмотрел в них и понял все!

И, полузамерзший, полуживой,
Он стал вдруг счастливейшим на планете.
Ненависть, как ни сильна порой,
Не самая сильная вещь на свете!
jar_ohty: (Default)

 

Ночью двадцать седьмого апреля колеса самолета коснулись полосы аэропорта "Шереметьево" и мы вернулись в Москву. Мы – это камерный хор "Эхо" под предводительством Милы Пагис – нашего дирижера, а вернулись мы из Братиславы. С фестиваля Slovakia Cantat 2009. С серебряной наградой.
Прилетели мы в Вену. После приключения с чемоданами и рюкзаками (их долго не отдавали, а потом пришлось лезть в нутро конвейера, чтобы их извлечь) погрузились в автобус и, не заметив границы, оказались в Братиславе, по пути посмотрев на Дунай (редкая птица не долетит до середины Дуная...).
Первое впечатление о Братиславе – это тишина, летнее тепло (после московской полувесны) и отсутствие машин. Какие там пробки, что вы? Пустые дороги. И запахи. Скошенной травы, каких-то незнакомых цветов, булочек с корицей. Окраина города, где мы поселились (в отеле "Астра") была похожа, по утверждению [livejournal.com profile] kali12 , на Балашиху. Только надписи по-словацки...
Словацкий язык для меня (привычного к украинскому) оказался довольно понятен, впрочем некоторые фразы вызывали ступор, но когда выяснялось, а что, собственно -- вспоминался "Семен Семеныч...".
Нам повезло. Нас не возили в фирменном автобусе, доставляя к местам выступлений и так далее. Поэтому удалось немного почувствовать жизнь города. Знаю по своему опыту, как один раз проездил всю поездку в Севастополь на такси -- наши друзья так ездили, ну и мы с ними. И уезжая, понял, что в Севастополе-то и не побывал почти.
Братислава нас приняла. Она не показалась чужим заграничным городом.
Центр города… Красные черепичные крыши, узкие улочки… Ощущение сказки. Крапивинской сказки.
Мы поднялись на Михальскую башню и оглядели город с птичьего полета. Сверху увидели идущую к ней совсем узенькую улочку. Она так и называется – Башенная (Baštova). Как в Городе, в котором Яр отыскал Игнатика.
И ветерков мы там встречали.
А ездили мы на автобусе до станции «Мост». Если точнее – станция называется «Новый мост» (Nový Most), но все равно.
А еще – у нас с [livejournal.com profile] kali12  все время было странное ощущение. Что вот сейчас зайдешь за угол – а там между домами будет видно море. Моря Братиславе правда не хватает. Потому что вокруг – тепло и зелень южного города. И все цвело. Цвели сирень, каштаны, миндаль, павловния…  А в Москве еще лежал кое-где снег.
Были мы и в двух древних замках. По-словацки замок – Hrad. «Град», только первая буква читается на украинский манер.
Сначала мы поехали в Град Девин. Он очень большой, очень там много всего интересного было. Все такое древнее, полное тайн и загадок. Жаль только, что везде проложены совершенно современные дорожки, а в одном месте в древнюю стену врезан блестящий такой полированный туалет…
Было в тот день холодно и мы согревались бегом… И в гостиницу вернулись уставшие, но полные впечатлений.
В Братиславском Граде мы побывали после. Он нависает над городом и с него Братислава видна, как на ладони. Склоны холма, на котором стоит Град, буквально усеяны местной выпивающей молодежью – и неспроста, там здорово. Особенно вечером, когда стемнело и зажглись фонари, осветив стены, покрытые плющом. А мы бродили там и пели песни – в основном, из нашего репертуара. Наверное, местных жителей это забавляло – как мы пели словацкую песню со своим чудовищным произношением.
Еще поразила Ботаницка Заграда. Туда бы мою сестру Олю – увидела бы рододендроны в три человеческих роста… Наши биологи Мила и Люша были в полном восторге.
Много еще было, репетиции, выступления… Потом объявляли результаты и мы не могли поверить, что и правда получили серебро, а не просто диплом за участие…
А потом мы сели на электричку и приехали в Вену.
Вена, конечно, красивая. Очень красивая – с ее архитектурой, готическими соборами. Но – совершенно чужая. И хотелось назад – в ставшую совершенно своей Братиславу.
А потом – обратный самолет, Шереметьево и расставание. Очень грустное расставание.
jar_ohty: (Default)
Сегодня редкий день, когда можно увидеть Луну в новолуние. На фоне Солнца. И как всегда, как затмение, так небо наглухо затянуто тучками. В максимальную фазу вообще не было ни малейшего шанса разглядеть что-либо. Но все-таки, повезло. Где-то за полчаса до максимума солнышко выглянуло, осветив все странным светом и отбрасывая странные тени. Эта странность хорошо заметна была в тенях от листвы, и приглядевшись, можно было увидеть, множество полумесяцев, наложенных друг на друга.
А люди шли по своим делам и на небо не смотрели. Многие, наверное, даже и не вспомнили, что сегодня такой день. В тот момент просвета я увидел только двух человек, кто смотрел на небо -- это мама показывала затмение сыну лет шести.
jar_ohty: (Default)
От нашей дачи в Калязинском районе до Углича -- немногим более 60 км. Все собирались туда съездить, посмотреть -- древний город с богатой историей все-таки, "Золотое кольцо"... И вот, наконец, собрались. В субботу, сели в машину и поехали.
Попали аккурат на день города. Как водится, народные гуляния, сцена с выступающими "народными" коллективами. Почему-то общим местом подобных сцен является оглушительный и совершенно отвратный звук... Поэтому от гуляний захотелось как можно быстрее удалиться подальше...
Начали осмотр "экспозиции" с кремля. Поглядели на знаменитую церковь Дмитрия "На крови", царские палаты, на Волгу...А потом -- куда глаза глядят. И обнаружили такой замшелый провинциальный городишко, в котором практически очень мало чего видно из старины, стандартная и довольно безликая застройка (начиная от серых коробок, кончая типовыми новорусскими дворцами), через которую едва-едва проглядывает тот самый "лес колоколен", каждая из которых ой как требует реставрации. А любимый мотив названий забегаловок и заведений -- это тот самый убиенный царевич Дмитрий. Создается впечатление, что главная гордость города -- это убийство царевича...

Диалог в эфире (позывные вымышлены):
- Двадцать второй - Камчатка!
- На связи!
- Ты где стоишь?
-У церкви.

"Исчерпывающий" ответ о местоположении... Церквей в Угличе и правда много.
jar_ohty: (Default)
Сегодня переходил с Тургеневской на Чистые пруды -- и думаю: зайду-ка я на Сретенский бульвар, новую станцию посмотрю. Пошел... В первую очередь бросилось в глаза, как Тургеневская с ней не состыковывается. Вдруг резко все меняется, причем еще там, где раньше была Тургеневская, уже все новое. Кирова, как ни странно, не убрали. Дальше эскалатор, все такое светлое, блестящее нержавейкой, стеклом и мрамором, все необычное и неожиданное. И какое-то совершенно стерильное, как будто очутился в компьютерной модели. Красиво, конечно, но...
На самой станции на колоннах металлические панно с вытравленными изображениями на тему живших в этих краях писателей и поэтов. Начинается все с Высоцкого. "А где тебя сегодня нет -- на Большом Каретном". Но что-то режет глаз. Подхожу, рассматриваю вблизи и обнаруживаю... пиксели. Изображение образовано вытравленными ямками, расположенными на прямоугольной сетке. Бывает такая дешевая имитация камня, или росписи по стеклу, или еще чего-нибудь подобного -- издалека смотрится замечательно, а вблизи обнаруживаешь типографский растр (когда-то натащил из школьного кабинета учебных препаратов тканей животных и растений и обнаружил при увеличении сильно большем, чем то, что дает школьный микроскоп, этот самый растр). Я, конечно, понимаю, дадцать первый век на дворе, компьютерные технологии и все такое, но все же это смотрится репродукцией, копией. Или даже подделкой.
jar_ohty: (Default)

Маше из Риги,
Которая тоже верит
в Двери в Лето...

В процессе написания
jar_ohty: (Default)


    В 1997 году я поступил в МГУ и оставшийся после экзаменов кусок лета обитал главным образом на даче сестры, в Тверской области, исследуя окрестности, чердак старого дома (там до революции обитал помещик, но на чердаке от него ничего не осталось), копая в разных местах в поисках клада (находя при этом всякую всячину вроде подков, ножниц и прочей домашней утвари, вроде черепков и целых посудин, в общем, все что угодно, только не клад)... К слову сказать, там, на чердаке, я и познакомился впервые с творчеством В. Крапивина в виде «Тополинной рубашки» в «Следопыте».
Как-то я забрел «на болота, на трясины, за скрипучие осины» за нашим участком, где нашел остатки разрушенной бани, а за ними — свалка разной сельхозтехники. В общем, место весьма и весьма крапивинское, прямо для «ржавых ведьм» созданное.
    Потом лето кончилось. Потом была учеба, был «матан» с проблемами и недопуском к экзаменам, курсовой, в которой получились совсем неожиданные результаты (по ним статью потом писали), и разными хобби, в числе которых были радиолюбительство и всякого рода аномальные явления и НЛО. Когда я читал обо всяких аномальных зонах, типа М-ского треугольника в Пермской области, мне все время вспоминались окрестности нашей деревни (а места там несомненно странные) и рассказы о том, что люди там часто блуждают, причем не только в лесу, но и в полях. И «тарелки» там многие видели (хотя, конечно, можно все это на пьянство с «белкой» списать). А потом я еще и «Ночь большого прилива» и «Голубятню на желтой поляне» прочитал. Так что, когда, приехав на следующее лето на дачу, я нашел между двумя старыми деревьями свежие следы грузовой машины, я не особо удивился. В аномальных зонах и не такое бывает. Но ходить там стал аккуратно, ибо мало ли что... И смотреть стал внимательнее, обращать внимание на тени и прочие мелочи, чтобы не пропустить очередное проявление «странности этих мест».
    А странностей хватало. Однажды решил я испытать свежесобранное «подслушивающее устройство». Оно представляло собой простой УКВ-ЧМ передатчик на паре транзисторов с микрофоном. Сигнал его принимается на обычный карманный китайский приемник. Поставив этот «жучок» на крышу строившегося тогда нового дома, я надел наушники и пошел с приемником за участок, считая шаги. В какой-то момент сигнал резко оборвался и приемник зашумел. «Странно» — подумал я... Проверил: исправен ли приемник: покрутил настройку — ничего. Переключил на длинные волны, а там тишина. Только едва заметный шум и потрескивание атмосферы. Так не бывает! На длинных волнах всегда есть фон переменного тока — помехи от трансформаторов, ламп уличного освещения и прочих нелинейных потребителей тока. А тут — полная стерильность эфира. На средних и коротких волнах — то же самое, только атмосферных помех побольше и шум посильнее. Но никаких следов промышленных помех! Оставалось предположить, что приемник китайский и просто сломался. Но, когда я пошел обратно к дому, он вдруг заговорил случайно попавшей в настройку радиостанцией. Переключившись обратно на УКВ, я без труда нашел свой "жучок", но, когда вернулся на то же место, он снова пропал. Подвигав приемником туда-назад, я нашел место, где сигнал стал пропадать. Покрутил настройку. Чуть ниже по частоте (ну, наверное, килогерц на 100-150) был слышен тот же сигнал «жучка», задержанный примерно на 3,5 секунды! Где же радиоволны бродили эти 3,5 секунды? В каких таких просторах космоса, практически не затухая? Это же, как ни как, миллион километров! Предполагать, что я поймал сигнал, отраженный от чего-то на расстоянии 500000 км странно: это задача для передатчика ватт так на 500 и очень чувствительного приемника с направленной антенной — получить отраженный сигнал на таких расстояниях. И я подумал о параллельных пространствах... Вот он — Переход?
    Пытаться самому проникнуть в другое пространство я не стал — не факт, что оттуда можно вернуться. Но за Зоной следить продолжаю и сейчас. Вот список того, что я там заметил странного:
    — Ветвистый рисунок, возникший на поверхности ржавого железа одной из сельхозмашин;
    — Странное пятно выжженной травы круглой формы, появившееся на краю Зоны в позапрошлом году
    — Своеобразная звукоизоляция: когда там находишься, слышишь все, что снаружи, а людей вне Зоны не дозовешься.
    — Ну и наконец разнообразные свечения и летающие шары, вроде шаровых молний, но не причиняющие вреда, а просто исчезающие.
    К последней категории относится явление, которое я там наблюдал в прошлом году. Это было на закате Солнца, когда оно светило вдоль прохода в кустах. Я вдруг заметил в этих кустах боковым зрением что-то не то. Повернув голову, увидел радужное свечение, скорее похожее на блик от солнца, на отражение в струях фонтана, чем на что-то светящееся. Тем более что перемещение головы приводило к тому, что блик этот (а он был прямо в воздухе) растягивался в радужную полосу и гас. Красиво это было, жаль, фотоаппарата не было... Да и вообще, почему-то всегда, когда видишь что-то эдакое, фотоаппарата под рукой не оказывается... Потом кажется — а было ли это или просто показалось или приснилось?
jar_ohty: (pic#)
Завел и себе ЖЖ. Стал живым журналистом. Все-таки быть живым журналистом лучше, чем быть мертвым журналистом. Хоть из меня журналист, как впрочем и писака, никакой -- сочинения мне в школе мама писала...
А что вообще за явление -- живой журнал? Кто-то может сказать, что это попахивает извращением -- выставлять напоказ личный дневник. А кто сказал, что ЖЖ надо использовать как дневник? Дневник надо вести в тетрадке... Старой общей тетради, с немного пожелтевшими по краям страницами, в коричневой потертой обложке. С неумело нарисованным кем-то на форзаце корабликом. А здесь можно писать свои мысли по разным поводам. Мысли, которые могут показаться интересными другим. Кому-то еще. Собственно, для этого можно держать "хомячка", но один сайт на мне уже висит, у меня все никак не доходят руки его обновлять...
Ну ладно... Завел -- так завел. Не изводить же теперь... Как сказал французский летчик -- мы в ответе за тех, кого приручили (на стене над монитором висит у меня изображение Маленького Принца, ему и поручается следить за тем, чтобы я не забывал...).
Page generated Jul. 24th, 2017 10:35 pm
Powered by Dreamwidth Studios